Резиновая обувь, калоши Tingley
       



 
История галош

Фотогалерея
   

    Современные галоши пришли к нам из Англии, где быстро стали популярны в среде лондонских денди - ценителей отличной обуви и оригинального стиля.

    Галоши сделаны из тонкой резины, поэтому плотно облегают ботинки, повторяя их форму, легко одеваются и снимаются. Если вы убежденный джентельмен со здоровыми снобистскими взглядами, современные галоши станут вашим непременным атрибутом в условиях городской слякоти.

    Галоши имеют долгую историю. Существует две версии их происхождения. Согласно одной из них, галоши обязаны своим происхождением далекой культуре индейцев Южной Америки. Когда европейцы стали наведываться на загадочный континент, они заметили у индейцев мячи, непромокаемые холсты и обувь. Они заинтересовались свойствами сока каучукового дерева, стали делать из него галантерейную мелочь, а в начале прошлого века - привозить готовую каучуковую обувь от индейцев.

    По другой версии, галоши изобретены англичанином Рэдли в начале девятнадцатого века, который никак не мог вылечится от простуды, подхваченной им из-за вечной лондонской слякоти тех лет. От скуки он читал том "Галльской войны" Юлия Цезаря и узнал, что древние галлы для защиты от грязи носили защитные футляры для обуви "gallicae". В 1803 году от запатентовал своё изобретение - чехлы для обуви из ткани, пропитанной сырым соком каучукового дерева. Галоши из сырого каучука обладали одним серьезным недостатком: на холоде они твердели и становились ломкими, а в жаркую погоду "таяли" - неприятно пахли, делались липкими и мягкими.

    В первые четыре десятилетия XIX века многие предприниматели пытались сделать каучук независимым от природных условий. Больше всех повезло Чарльзу Гудийру, который после многолетних экспериментов изобрел метод, известный сейчас, как вулканизация ("сваривание" каучука с серой при нагревании). Американские компании быстро наладили массовый выпуск "overshoes", т.е. верхней обуви из вулканизированного каучука. Новые галоши не боялись ни жары, ни холода. Американская новинка встречала оживленный спрос и в других странах, в том числе и России. С этого момента галоши стали постепенно входить в быт русской знати.

    Летом 1859 года гамбургский купец Фердинанд Краузкопф вместе с несколькими русскими купцами учредил "фабрику галош и других резиновых и гуттаперчевых изделий в Санкт-Петербурге. Летом 1860 года заработала в России первая резиновая фабрика. Дело сразу пошло полным ходом: в октябре выпускалось уже до 1000 пар галош в день. Первоначальное название фабрики - Товарищество российско-американской резиновой мануфактуры (ТРАРМ). С 1888 года на изделиях появился фабричный знак в виде треугольника с начальными буквами фирмы внутри него, а еще через 20 лет название "Треугольник" было официально прибавлено к прежнему. Вскоре фабрика экспортировала свои изделия в Европу, а в России щупальца ее сбыта протянулись аж до Владивостока.

    Чехлы для обуви составляли в XIX веке основную продукцию резиновой промышленности. Основным покупателем этих резиновых изделий было городское население, причем все его категории. Галоши стали частью выходного костюма кадровых рабочих, которые нередко надевали их на обувь даже тогда, когда погода этого не требовала - для форсу. Чиновники и купцы, дворники и извозчики в ненастную погоду на ботинки, сапоги или валенки надевали низкие или глубокие галоши. Зажиточные крестьяне тянулись вслед за горожанами. Граф Н.Е. Комаровский в своих записках отмечал, что для русского крестьянина надетые на сапоги галоши "чуть ли не возносят его над уровнем прочих сельчан, придавая ему значение аристократического характера". Несколько позже появились зимние галоши на теплой байковой подкладке красного цвета - они были мягче, теплее, не повреждали кожаную обувь. Именно такие галоши стали культовыми и навечно остались в памяти многих поколений россиян. ТРАРМ стал одним из крупнейших "резиновых" производителей мира, получал премии и золотые медали за свою продукцию и был удостоен звания "Поставщик Двора Его Императорского Величества". В разгар первой мировой войны "Треугольник" оказался, по существу, единственным поставщиком резины для автотранспорта, авиации. Основная же продукция - галоши - отошла на задний план.

    Дефицит галош сразу почувствовали покупатели, одним из которых был герой рассказа «Собачье сердце» Михаила Булгакова профессор Преображенский. Как известно, галоши из парадного подъезда дома, где жил Филипп Филиппович, исчезли еще в апреле 1917 года. Их уперли пролетарии. Последних можно понять: галош на всех их не хватало. Вскоре торговля была запрещена, и галоши можно было нелегально приобрести только на рынке или где-нибудь украсть.

    Выпуск советских галош начался только в 1921 году, когда "Треугольник", а следом за ним и московский "Большевик" возобновили работу. Спрос был огромный, товар расходился мгновенно. На ниве рекламы московских галош трудились лучшие творческие силы страны - плакаты Маяковского и Родченко навеки остались в истории советского конструктивистского дизайна. Стремление всеми силами нарастить объемы производства часто вело к снижению качества производимой продукции. Это грозило стране валютными потерями - галоши были статьей экспорта Страны Советов. Марка "Треугольника" была хорошо известна за рубежом, но советские резиновые изделия уже не соответствовали западным требованиям. В августе 1930 года Совет торгпредства СССР в Германии, направляя завкому "Красного Треугольника" материалы по рекламациям, писал: "Мы дискредитируем в глазах иностранных покупателей нашу продукцию так, как если бы нашей задачей являлось не расширение, а сужение рынков сбыта для наших товаров".

    К концу первой пятилетки дело с галошами ухудшилось, росли цены даже на то, что распределялось. Историк А.Г. Маньков в своем юношеском дневнике описал семейную ссору, произошедшую весной 1933 года. Разговор шел о покупке галош, пара которых стоила 15 рублей, что стало бы ударом по семейному бюджету. Отец кричал, что все деньги идут "на жратву", но потом вдруг согласился с тем, что и галоши нужны. Все-таки это был предмет первой необходимости. Следующий взлет культовой обуви пришелся на 50-60-е годы. Широкий ассортимент стремился охватить все виды населения и все жизненные ситуации: выпускались галоши и боты мужские, женские, мальчиковые, девичьи и детские; галоши с гнездом для каблука - чтобы надевать на ботиночки, и без оного - чтобы носить на необутой ноге; формовые без подкладки (чуни); типа босоножек с ремешком вместо задника и т.д. Начиная с 1970-х годов в СССР неуклюжие галоши с красной байковой подкладкой постепенно стали выходить из моды, оставив горожан наедине со слякотью и грязью на улицах крупных российских городов. Последнюю дань классическим «советским» галошам отдала компания Bosco Di Ciliegi, разрабатывавшая дизайн костюмов для сборной России для Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Наша сборная была в пальто «а ля Шаляпин», бобровых шапках и галошах, одетых на валенки.

    В США и Европе галоши продолжали быть востребованными и из моды не вышли. В 1960-х гг. именно галоши помогли создать имя известному итальянскому дизайнеру Элио Феруччи (Elio Fiorucci), который взял три пары галош, раскрасил их яркими красками и отнес их в модный журнал, попросив редактора сфотографировать и опубликовать снимок. В результате, его галоши стали просто сенсацией, а о молодом Феруччи узнали в Милане. Позже он привнес в моду искусственное золото (на одежде, обуви, сумках, ремнях, джинсах), искусственный мех, одежду из лайкры, стиль «military». Специфическими деталями дизайнера считают огромное количество разноцветных кнопок на мужской рубашке, блестящие нити, проскальзывающие, например, сквозь беспорядочную шотландскую клетку, или же яркие галоши, созданные как бы в противовес скучности всего мира.

    С развитием технологии обработки резины галоши стали тоньше и эластичнее, за ненадобностью исчезла подкладка, так как новые материалы не портят кожу ботинка. Сейчас галоша напоминает тонкий резиновый чехол для классического делового ботинка, полностью повторяя его очертания, а некоторые модели еще и отделку. Несмотря на рост популярности таких обувных марок, как Sorel или Ecco, галоши остаются обязательным аксессуаром для тех, чей вкус и чувство стиля не позволяют сочетать обувь Ecco с деловой одеждой.

    Подтверждением того, что галоши продолжают развиваться является модель Sleet-No, победившая в номинации промышленного дизайна премии инновационного дизайна. Проектом Sleet-No дизайнер говорит «нет» мокрому снегу, слякоти и непогоде. Это возрожденные калоши в новой интерпретации. Современные эластичные материалы позволяют по-новому взглянуть на знакомые вещи. К тому же, облегающие, подстраивающиеся под рельеф и форму обуви, влагостойкие сменные поверхности дают возможность их хозяину выбирать и оставлять тот след, которого он достоин.